Кафедры | Музеи | Абитуриенту | Студенту | Наука | Библиотека | Творчество| Гостевая   
 

 

Биолого-почвенный факультет ИГУ

В траве сидел кузнечик

В широкой и давно обжитой пади Большие Коты у озера Байкал немного мест, где может привольно обитать Серый кузнечик, Дектикус верруциворус по латыни. Одно такое местечко находится недалеко за околицей поселка по дороге к относительно теплым четырнадцатым озерам.
Это огороженный небольшой лужок, покрытый здесь и там редким кустарничком, молоденькой порослью деревьев, теплой, ароматной лесной клубникой у старой янтарной сосны и ручейком, прихотливо текущим по нему среди зеленой травы.
В конце лета самки живущего здесь Серого кузнечика, массивные длиной до пяти сантиметров, изгибают свой меч яйцеклад и пробуравливают мягкую землю. Отложив яйца, они терпеливо и не спеша засыпают и заравнивают глубокую шахту с яйцами: потомство заботливых мамаш должно сохраниться до весны. Выполнив свой долг, самка может спокойно впадать в оцепенение и вечный сон. Она знает: весной ее сменит радостное и жизнелюбивое веселое молодое поколение.
Стаявший снег ручейками сбегает по лугу и просачивается холодными струйками под землю, и эти веселые струйки бодро будят спящих в яйцах зародышей: " Весна идет!"
Вскоре после наступления теплых деньков маленькие личинки появляются среди свежей и нежной травки. Они совсем еще неуклюже, как молодые жеребята, скачут туда сюда и порой переворачиваются после приземления, кто на бочок, кто на спинку. Питаются крохотульки всякой всячиной: кусочком травки, свежим тонким стебельком и попадающейся еще меньшей, чем они живностью. Питаются и растут, а по дороге сбрасывают старые шкурки, жесткие как бумага. Новые одежки на вырост, эластичные, чистенькие и блестящие - ну как тут опять не поскакать! Лето бежит, и вот уже мягкие плоды и семена "висят в садах тенистых ". Новая снедь гораздо питательней прежней, и на такой растительно-семенной и животной пище личинки хорошо нагуливаются и к середине лета перед нами появляются красавцы - взрослые кузнечики.
Если приглядеться, серый кузнечик совсем не серый, а очень даже зеленый, в черную пестринку. Самцы шикарные, упитанные, но еще лучше и экзотичнее самки с их длинным изогнутым яйцекладом - ну, настоящий меч! Некоторые даже путают их с безоружными самцами и называют " меченосцами ", по аналогии с рыбкам наверное. Восхищенные ученые тоже не смогли не выразить своего отношения к этому украшению и назвали отряд прямокрылых длинноусых, куда входит и наш вид - Серый кузнечик, Энцифера, что значит Меченосные. Другой подотряд, Короткоусые, за более короткий яйцеклад называются резценосные. Сюда входят и кобылки из семейства настоящих саранчовых, довольно близкие, по сравнению с другими насекомыми, родственники кузнечиков. Сибирская кобылка с утолщениями на голенях передних ног самцов, " боксеры " - зовут их ребятишки, страшный вредитель посевов и огородов в Прибайкалье, их еще сибирской саранчой называют, сейчас нам встретится. Дело в том, что меченосные страшно любят почавкать Резценосными.
В густой траве, на стебле злака, сидело зеленое существо с красновато-коричневой спинкой и надкрыльями и шевелило короткими усиками, прислушиваясь к далекому раскатистому стрекотанию крупного самца с такими привлекательными утолщениями на голенях лапок. Голод все же пересилил и кобылка стала грызть листок. Быстро работали жвалы-челюсти с хрустом и сочным чавканьем поглощая упругий толстый лист. Зеленый теплый сок с хлорофилловыми зернами брызгал в стороны и каплями сбегал по зазубренным краям жвал. Не успевшая спастись бегством солидная толстая тля с длиннющими усами попала под размах челюсти и лопнула, растекаясь по листу вместе с соком. Равнодушные выпуклые глаза кобылки не отразили по этому поводу ни малейшего сожаления. Вскоре лист был закончен, и последовал прыжок вниз. Широко расставляя ноги, она пошла к следующему высокому зеленому стеблю. Но не успела кобылка дойти до его шершавого основания, как на нее с топотом лошади-тяжеловоза налетел огромный гигант - серый кузнечик. Подмяв добычу под себя тяжелым ударом мощной, бронированной хитином груди, он схватил ее сильными передними лапами. Кобылка отчаянно попыталась вырваться, но тщетно - словно стальные капканы сжимались крепкие лапы и зазубренные прочные голени кузнечика.
Быстро шевельнулись коленчатые губные щупики, и вот, определенное место на затылке жертвы найдено. Распахнулись жвалы и быстро вскрыли черепную коробку над нервными узлами кобылки. После короткого жуткого хряста и скрежета пролилась прозрачная кровь и обнажился мозг кобылки - большой надглоточный узел. С громким стуком жвалы вырвали его. Лапки несчастной кобылки с силой дернулись - будто она и после смерти, вложив в них всю отчаянную жажду отнятой жизни, пытались вырваться из цепких лап убийцы и замерли, протрепетав в агонии.
Долго возвышался над ней Серый кузнечик, хрустко работая челюстями. Наконец, насытившись, бросил жалкие, измочаленные крылья и жесткие хитиновые лапки и, с еще более тяжелым грузным топотом, отправился на солнечную опушку травяных джунглей. Там он лег набитым брюхом на теплые мягкие комки земли отдыхать.
Следующим утром было пасмурно, и слегка оцепеневшие кузнечики сидели в кустах и зеленой высокой траве. Большой толстой самке в это время не повезло: ее ткнула клювом какая-то маленькая птичка, но испугалась размеров жертвы и улетела прочь.
Серая кузнечиха выжила, хотя и перестала владеть задними лапами. Слабая и жалкая, ползала она посветлевшим днем едва волоча цеплявшиеся за остатки стеблей и корни трав задние лапы. В довершение всех бед Серая оказалась на пути другой самки своего вида, полной сил, но голодной. Та, быстро переставляя жесткие и длинные, словно зубчатые рейки ноги, направилась к Серой, и через несколько секунд несчастная уже отражалась в чечевицевидных выпуклых глазах соседки по лугу. В этом году кобылок на лугу было мало и поэтому постучав по неудачнице усиками и убедившись в полной ее беспомощности, самка сразу же пошла к ее мягкому, незащищенному прочным хитином брюшку. Не утруждая себя разгрызанием черепной коробки, самка распахнула влажные жвалы и погрузила их в брюшко Серой. Серая задергала передними лапами, пытаясь уползти прочь, но лишь беспомощно подтягивала под себя булыжники камней и полусгнившие остатки прошлогодних растений…
Минут через двадцать насытившаяся молодая самка, неспешно переставляя огромные лапы, ушла в заросли скрипевших и шелестевших под ветром трав. Останки Серой нашел позже другой голодный кузнечик. На покрытой засохшей бесцветной кровью земле лежали грудь с головой и оторванные, зацепившиеся за ветку надкрылья. Кузнечик быстро взломал мощными жвалами панцирь, доел оставшиеся мышцы и изжевал головную капсулу, над которой печально торчали и шевелились ветром длинные надломленные усы-антенны.
Ближе к концу лета у кузнечиков наступил период свадеб. Самцы призывно запели свои короткие, не очень выразительные серенады, а самки стали еще прекрасней и привлекательней. Их свидания были скорее равнодушно-вежливыми, чем страстными.
Словно два закоренелых эгоиста они лишь обменялись взглядами, оценивая партнера, и разошлись до следующего дня. Завтра они встретились вновь. Кузнечик неспешно чистился, а самка оценивающе смотрела на него. На третьем свидании она грубо опрокинула самца и безобидно покусала жвалами. Завершились ухаживания и знакомство тем, что самец подвесил выделенный им сперматофор к концу брюшка самки и ушел. Около получаса самка сжимала и мяла его жвалами, после чего, опустевший, он оторвался.
Созревшие яйца отложены в землю, где они пробудут до новой весны. Стоит весенней влаге смочить их, как они набухнут и выпустят очаровательных личинок. И все начнется сначала.
Самцы после свадеб принимаются есть семена трав, ловить насекомых и вновь затевать веселые холостяцкие песни. Хватает их дней на десять, потом они стареют, делаются вялыми, малоподвижными и замирают навек где-нибудь под густыми травами.
Бывает, что на них набредают еще очень деятельные самки и не оставляют их без своего гастрономического внимания. Мертвые тела самцов поедаются ими безо всяких предрассудков и колебаний совести. Сначала брюшко, потом грудь и, если есть желание - головы. Особенно голодные поедают и бедра мощных задних лап. Бывает, что полуживой еще самец, качаясь от дряхлости, пытается взбодриться и даже стрекотнуть при виде бывшей супруги, но она сразу же видит жалкие потуги немочи и сильным толчком передних лап сбивает его навзничь. Далее все идет по известному сценарию…
В конце лета все больше и больше появляется и лежащих без движения самок. То там, то здесь замерли они, словно памятники своему былому величию. Копошатся под ними мелкие муравьи и по крохам уносят могучие тела под землю, подлетает иногда какая-нибудь маленькая птичка, проскачет мимо, поглядит живым, теплым взглядом и унесет щедрую добычу на плетень.
Зимой первый снег накрывает белым покрывалом истерзанную, взлохмаченную осенними ветрами и дождями поляну с ручьем и сосной, а вместе с ней и все такие разные, судьбы серых кузнечиков, канибалов и охотников за вредной сибирской кобылкой.

Ю.Кулишенко